Top

Черновики историка
Веб-журнал Григория Андреева
http://l-flow.ru

МОГЭС в секретных документах ОГПУ. «Русский национальный союз» (1930 год)

Материалы 3-го отделения СО ОГПУ о политическом состоянии интеллигенции и ее антисоветской деятельности.
Не позднее конца мая 1930 г.
Датировка:  1930.05.30
Архив:  ЦА ФСБ Ф. 2. Оп. 8. Пор. 435. Л. 169-241. Подлинник.
ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА о политическом состоянии интеллигенции.
ОГПУ ликвидирована раскрытая в Москве контрреволюционная организация, именовавшаяся «Русским национальным Союзом».
Состав первых групп арестованных чрезвычайно показателен. Так, из 43 арестованных 31 являются представителями научной и технической интеллигенции.
Инженеров 12
Профессоров 5
Педагогов, врачей-химиков и др. 14
Возникновение организации. Имеющиеся до сего времени материалы следствия рисуют следующую картину зарождения и деятельности организации:
В 1926-1927 гг. группа лиц (преимущественно техническая интеллигенция) на почве общего недовольства политикой советской власти, в итоге неоднократных встреч для совместного обсуждения злободневных политических вопросов, пришла к мысли о необходимости создания подпольной организации для активной борьбы с советской властью.
Характеризуя период, предшествовавший созданию организации, арестованный Барнашвейлев (инженер) показывает:
«Все мы считали, что советская власть долго не продержится и будет свергнута. Обсуждая вопрос свержения советской власти, выявились различные точки зрения на этот вопрос. Одни считали, что советская власть будет свергнута путем внутренних восстаний крестьянства, которые могли происходить и должны были происходить в результате мероприятий советской власти в области налоговой политики, гонений на церковь и т.д. Другие из нас возлагали надежды на свержение советской власти при активном вмешательстве иностранных государств, учитывая также возможность комбинированного свержения советской власти— при одновременных волнениях крестьянства и участия иностранных держав.
Предвидя скорое свержение советской власти, некоторые из нас, как-то: Савин А.А., Киселев П.Н. считали необходимым подготовиться к этому моменту путем создания из подходящих людей ячеек в различных учреждениях. Люди эти должны быть русские, православные, твердых монархических и вообще правых убеждений, закаленные и вполне надежные».
Политическая платформа РНС. В целях организационного оформления активистских настроений группы ею были разработаны программа и устав «Русского национального Союза», принятые и утвержденные на организационном собрании РНС.
Организация преследовала цели: «объединение национальной России путем свержения советской власти».
Основные расчеты возглавлялись на «крестьянское восстание, руководимое городом».
Образ будущего правления должен решить «Русский всенародный земский собор».
В частности, программа организации включала в себя следующие положения.
Показания обвиняемого Захарова В.Р.:
«Организация преследует цель создания "единой России", причем главным ядром должна быть Великороссия».
«После свержения советской власти должна быть объявлена частная собственность на землю и недвижимость (фабрики, заводы и т.д.)».
Основная ставка организации в самой контрреволюционной деятельности должна быть на крестьян.
Показания обвиняемого Виноградова А.М.:
«Согласно программе, преследовалось свержение советской власти и установление в России конституционной монархии. Должна быть установлена после свержения советской власти частная собственность, свобода личности и свобода вероисповеданий, кроме иудейского, защита православной церкви».
Характерно, что инициаторы создания РНС Виноградов, Чачин и Захаров, учитывая историю деятельности контрреволюционных организаций в предыдущие годы и, в частности, деятельность «Национального центра», пытались обеспечить преемственность от них тактических вопросов и даже названия.
По этому поводу обвиняемый Захаров В. Р. показывает:
«Обсуждая в дальнейшем вопросы создания контрреволюционной организации, мы вспоминали теорию прошлых контрреволюционных организаций, и, в частности, историю "Национального центра" и пришли к заключению придерживаться преемственности в названии организации, причем на слово "национальный" особое ударение сделал Савин Апполон. В результате было решено назвать организацию "Русским Национальным Союзом"».
Касаясь политических взглядов членов организации, обвиняемый Захаров В.Р. говорит:
«Среди членов организации большинство высказывалось за установление в России конституционной монархии, возможно, что кое-кто из нас стоял и за абсолютную монархию».
Из показаний арестованных Савина, Захарова, Костина, Виноградова и других, уставные положения организации гласили (приводим выдержки из показаний):
«Членами организации могут быть лишь русские люди».
«Члены организации вносят ежемесячно один процент отчислений от своего заработка на нужды организации».
«Среди членов организации проводится спецификация деятельности по линиям: организационной, хозяйственно-финансовой, пропагандистской, связной и боевой».
«Члены организации беспрекословно повинуются своим руководителям».
«Во главе организации стоит руководящая пятерка».
«Организация строится по принципу создания "двоек" и "троек"».
«Каждый вновь вступающий в организацию дает подписку: "Прошу в моей смерти никого не винить" (в целях легализации убийства члена организации в случае его измены)».
Руководящее ядро и актив организации состоял почти исключительно из представителей научной и технической интеллигенции:
1) Захаров В. Р. — научный работник Университета Свердлова;
2) Чачин Н. П. — заведующий бактериологической лабораторией в Алатыре;
3) Илия Н. И. — инженер МОГЭСа;
4) Виноградов А. М. — инженер-химик Центрогидростроя;
5) Савин А. А. — инженер МОГЭСа;
6) Кудрявцев И. А. — инкассатор Всекомпромсоюза;
7) Костин А. Д. — педагог;
8) Цветное К. П. — педагог;
9) Семигановский Н.Н. — химик;
10) Гартьев А.Н. — инженер МОГЭСа;
11) Колесницкий Н. Н. — геолог;
12) Киселев П.Н. — инженер (работает на Турксибе и пока не арестован);
13) Петров И. А. — инженер;
14) Кудряшов В. В. — научный сотрудник Центральной торфяной станции Наркомзема;
15) Зубарев С. Б. — Помзав. аналитической лаборатории Центральной торфяной станции НКЗ;
16) Барнашвейлев В. А. — ст. инженер Отдела пути Моск[овско]-Каз[анской ж. д.] и другие.

Усиление классовой борьбы в стране расценивалось участниками организации как «близость гибели советской власти от руки восстающего крестьянства».

Роль организованной городской контрреволюции расценивалась как роль «Штаба борьбы с большевиками», который должен дать крестьянству «руководителей и организаторов».
Деятельность организации выражалась в вербовке новых членов, агитации, разработке планов активистских действий (в особенности террора и крестьянского восстания), установлении наблюдения за членами организации, обеспечении твердой дисциплины, сплоченности и взаимной поддержки в их рядах и изыскании способов приобретения оружия.
Члены организации, как показывает обвиняемый Виноградов А.М., «должны были вести пропаганду против советской власти и партии и против отдельных правительственных мероприятий, как госзаймы и т. п., вызывая крестьянство на волнения. Считали необходимым также вести контрреволюционную работу через членов организации и среди рабочих. Много внимания уделялось тому, чтобы все это сочеталось с пропагандой среди крестьян и рабочих, направленной на защиту православия и церкви. При возникновении волнений среди крестьян нужно было всячески поддерживать и направлять их. Вовлекать в организацию считали главным образом интеллигенцию».
«Вести работы по вербовке новых членов организации (по системе "двоек" и "троек"), используя, главным образом, персональные длительные связи (сверстники по средним и высшим учебным заведениям, друзья детства, земляки и пр.).
Показания ряда обвиняемых: «Для оказания материальной помощи членам организации "РНС" было постановлено: оказывать содействие безработным членам "РНС" путем устройства их на службу в госучреждения, а, кроме того, для пополнения фонда организации постановлено было открыть сеть торговых палаток».
Показания Костина:
«Неоднократно между членами организации велись разговоры о необходимости возможно более глубокого проникновения в советский и хозяйственный аппарат путем устройства на службу через членов организации людей с определенными политнастроениями. Ставился вопрос о необходимости распространения антисоветских листовок. Конкретно в этом отношении делалось следующее: лично я написал несколько листовок на различные политические темы. Часть этих листовок мною была передана Савину для дальнейшего распространения, причем имелось в виду их размножение через приобретение стеклографа или шапирографа».
Организация усиленно искала связи с периферией, исходя из программной необходимости развития работы на селе.
Террор
Считая террор, как индивидуальный, так и массовый, одним из наиболее радикальных и действительных способов организационной борьбы с советской властью, организация уделяла вопросам подготовки террора особое внимание.
Так, ряд обвиняемых показывает: «Обсуждая функции боевой части организации, Захаров, Чачин и я говорили о необходимости взрыва Большого театра в тот момент, когда в нем будет происходить какой-нибудь съезд или же заседание, на котором присутствует правительство. Поднимался вопрос о том, чтобы совершить теракт путем бросания бомбы. Захаров развивал перед нами план совершения тер-выступления при помощи сильно действующих бактерийных бацилл. Мне была поручена боевая деятельность организации под руководством Захарова».
Показания обвиняемого Виноградова: «Говорилось о необходимости совершения тервыступления против представителей советской власти и партии».
Показания обвиняемого Костина: «Между мною, Чачиным, Виноградовым и др. участниками организации был неоднократно разговор о терактах против представителей партии и советской власти. Говорилось о желательности уничтожения одновременно всего советского правительства путем взрыва здания Большого театра».
«Помимо этого велся разговор о необходимости совершения теракта против Сталина». «Упоминались помимо грубых приемов террора и др. приемы терактов и, в частности, применение ядовитых веществ и применение бактериологических культур». «Изыскивая и продумывая меры и возможности совершения терактов, я высказывал мысль о том, что можно было бы в водопровод Кремля пустить какие-либо ядовитые вещества, бактерийные разводки, например, чумы и таким образом уничтожить почти всех представителей советской власти и партии, проживающих в Кремле». «Мною указывалось также, как на более или менее простой способ совершения терактов, на то, что можно было бы облить жидкостью, содержащей бактерии, пол какого-либо учреждения. При этом учитывалось, что при использовании такого способа можно нанести вред нежелательным, не имеющим ничего общего с советской властью, лицам. Говорилось мною и другими, что можно совершить тер-выступление во время демонстраций, устраиваемых во время октябрьских и майских торжеств, путем бомбы или же выстрела».
«Организацией было поручено добывать оружие для членов организации Виноградову А.М. Как-то был разговор о том, что нужно было бы снять какую-либо квартиру вблизи Большого театра и вести подкоп под этот театр с тем, чтобы взорвать его во время какого-либо заседания или съезда».
Показания обвиняемого Захарова: «Возник разговор в связи с заявлением Савина о необходимости уничтожения "Лубянки", являющейся очагом всех бедствий в стране. Я понял эту фразу Савина как его желание физического уничтожения ГПУ путем террора. Дальше Савин стал развивать мысль о возможности применения в качестве средств борьбы газовых бомб с аэропланов, бактерий».
Показания обвиняемого Попова: «Совершение терактов при помощи ядовитых веществ и бактерийных культур РНС рассчитывал осуществить путем использования членов организации — врачей (Захаров и др.), провизоров (Чачин Н. П.). Организация стремилась также к приобретению оружия различными путями; для этой цели также использовались и средства, имевшиеся у руководителей "пятерки" "Русского Национального Союза"».
Примечание: произведенными до сего времени операциями по делу РНС изъято 15 стволов нелегально хранившегося оружия (револьверов, винтовок, ружей) с соответствующим количеством боевых патронов.
Учитывая опасность количественного разрастания основного ядра организации, а, с другой стороны, ставя перед собой задачу охвата своим влиянием возможно большего круга лиц, «Русский Национальный Союз» стремился к установлению связей с родственными в идеологическом отношении группами и организациями, могущими быть использованными в интересах «Русского Национального Союза», рассматривая их как свои «филиалы», где производилась идеологическая обработка и окончательная проверка нужных лиц для последующего их перевода в ряды «Русского Национального Союза».
Организация Барнашвейлева
Одним из таких «филиалов» «Русского Национального Союза» являлась ликвидированная нами (одновременно с РНС) монархическая организация, возглавляемая членом «Русского Национального Союза» инженером Барнашвейлевым. Эта организация возникла в кругу инженеров Правления Московско-Казанской ж. д.
В ее состав входили инженеры Савин, Семенов, Ильин, Зеляков, Петров, Леонов, Лучинский, Лоданов, архитектор Сюненберг и другие.
Организация имела связи с иностранными миссиями в Москве, в частности, происходившие систематически собрания на квартире у Барнашвейлева неоднократно посещал морской атташе Японского посольства Массаки-сан, введенный туда профессором Военной академии и Института востоковедения М.Г. Поповым, американец Колленс — представитель Форда.
Наиболее яркая характеристика организации Барнашвейлева и ее политической сущности определяется приводимыми ниже показаниями Попова:
«Собрания-вечеринки происходили у Барнашвейлева систематически. Общество, собиравшееся у Барнашвейлева, было явно реакционно. Публика, собиравшаяся там, была исключительно монархически настроенная. Обычно начиналось с разговоров на общежитейские темы, а затем разговор принимал ярко выраженный контрреволюционный характер».
«Всеми присутствовавшими возлагались большие надежды на скорый приход к власти Николая Николаевича, который облегчит условия существования современности».
«Если подвести итог всех разговоров группы Барнашвейлева, то они сводились к следующему: в России воцаряется монархия во главе с Николаем Николаевичем, Москва становится русским центром, евреев выселяют всех в Палестину, вводятся полная свобода религии, свобода собраний и свобода печати в буржуазном смысле слова».
«Эти разговоры заканчивали общим пением царского гимна. После смерти Николая Николаевича, которого они пророчили на российский престол, претендентом на престол у них являлся Кирилл, а вслед за Кириллом всплыла новая фигура — царя Никиты».
Сам Барнашвейлев, касаясь связи и взаимоотношений его организации с «Русским Национальным Союзом», говорит: «Отмечаю, что все это происходило в моем окружении по двум ответвлениям. Одно ответвление было: Савин А. А., Киселев П. Н., Петров И. А. и другие; другое же — я, Сафонцев А. А. и другие.
По линии моего ответвления велась как бы штабная работа по выработке теоретических, программных и экономических обоснований всей этой деятельности».
Одновременно с этим, как выявлено следствием, в организации Барнашвейлева имела обращение зарубежная монархическая литература. Это обстоятельство подтверждает наличие связей организации с зарубежными монархическими объединениями, однако каналы, по которым осуществлялась эта связь, пока полностью не установлены. По этому поводу Барнашвейлев показывает: «Примерно в 1926 г. у меня был манифест великого князя Николая Николаевича с его портретом, напечатанным на тонком глянцевом картоне, сложенном вдвое, формата игральной карты. В этом манифесте было обещание различных льгот населению и особенно крестьянам; был какой-то пункт обращения к красноармейцам. Этот манифест я показывал Петровым, Ивану Арсентьевичу и Константину Андреевичу, Киселеву П. Н., Савину А. А., Попову М.Г. и, возможно, кое-кому другим. Манифест этот напечатан за границей».
Связи РНС с научными кругами и попытки создания так называемого «надпартийного блока».
В процессе углубления следствия по делу «Русского Национального Союза» выяснилось наличие глубоких связей организации в кругах крупнейшей московской буржуазной профессуры.
Из имеющихся до сего времени показаний устанавливается, что в 1928— 1929 гг. ряд видных контрреволюционных деятелей (профессора Озеров — экономист, Снесарев — Военная Академия, Петров — востоковед, Попов — Военная Академия, инженер Кругликов — Мосмаштрест; все арестованы и др.) в результате совместных обсуждений вопросов политико-экономического состояния страны пришли к выводу о неизбежном падении советской власти «ввиду быстрого роста крестьянского антисоветского движения, которое должно вылиться в общероссийское крестьянское восстание».
Беспокоясь за судьбы «будущей России», эта группа профессуры поставила перед собой задачу объединить и возглавить наросшую контрреволюционную активность отдельных разрозненных групп, соответственно оформить ее и подвести под нее идеологическую и программную базу путем создания «надпартийного блока».
С этой целью Попов, Снесарев, Озеров, Кругликов устраивали совместные совещания, на которых обсуждали формы будущего образа правления, лозунги, могущие быть брошенными в массы, и т. п.
Попов в своих показаниях говорит: «Во всяком случае мы подняли вопрос о лозунгах, которые могут быть брошены в массы новыми претендентами на власть. В итоге обмена мнениями по этому поводу мы пришли к заключению, что наиболее реальными и восприемлемыми лозунгами будут следующие: 1) "Вся земля крестьянам"; 2) "Частная собственность на землю"; 3) "Учредительное собрание на основе четырехвостки"; 4) "Выкуп бывшими владельцами своих предприятий". Переходный момент к Учредительному собранию мыслился в форме учреждения военной диктатуры, устанавливаемой в результате внешнего военного вмешательства. Последнее мыслилось нами при непременном вхождении в состав неприятельских войск — частей белой армии, которые и могут продиктовать свою кандидатуру на пост военного диктатора. При обсуждении этого вопроса мы стали в тупик. Я и Кругликов высказывались в том духе, что приход к власти такого диктатора, как Кутепов, явился бы для России и, в частности, для нас, неприемлемым, исходя из опыта «больших и малых» диктаторов бывшей российской действительности. Развивая дальше эту мысль, мы сошлись на общем мнении о необходимости подготовки ядра русской интеллигенции для противодействия тем мероприятиям военной диктатуры, которые неизбежно будут вредить общему ходу развития и успокоения России...людьми, которые в течение многих лет были оторваны от условий современной русской действительности».
«Это противодействие кругам военной диктатуры мыслилось нами в форме вхождения в кабинет и общественные и государственные организации лиц, неизменно пребывающих на территории Союза. Касаясь этого вопроса, я высказал точку зрения о необходимости вхождения в кабинет в качестве министра финансов Озерова, как человека, являющегося известным финансовым авторитетом, как у нас, так и за границей».
«Невзирая на разность наших политических убеждений, мы считали необходимым создание общей надпартийной платформы, которая могла бы нас всех объединить с целью противопоставления единого фронта домогательствам будущей военной диктатуры. Вопрос о неизбежности падения советской власти был для нас предрешен и мы его не касались, исходя из факта, что власть больше не существует».
Развивая свои показания в части предположений возможного прихода «диктатора» и «правителей» из-за рубежа, Попов говорит: «Как-то встретившись с Кругликовым, я спросил его, слышал ли он о тенденции среди научных кругов о необходимости сплочения на случай прихода к власти эмигрантов.
Задавая Кругликову этот вопрос, я имел в виду мой разговор с Петровым Аркадием Николаевичем, который информировал меня о наличии в кругах научных работников тенденции к объединению последних на случай прихода к власти эмиграции с целью противодействия той нежелательной политике, которую эмиграция, придя к власти, может повести».
Другой арестованный, Ф.И. Кругликов — бывший председатель Астраханской городской Думы (при Керенском), в настоящее время инженер Машинотреста и преподаватель Менделеевского и Промышленно-экономического института, касаясь вопросов, обсуждавшихся на совещаниях перечисленной группы профессоров, показывает: «Политическая власть формировалась в будущем на основе Учредительного собрания. До Учредительного собрания — диктатура и обязательно военная. Помню, что как-то в разговоре о людях, которые должны будут занять важнейшие посты после переворота, упоминалась Поповым фамилия профессора Кондратьева. Говорилось о том, что во главе финансового дела мог бы быть использован названный выше Озеров как крупный финансовый специалист. Привлекая меня в организацию, Попов, очевидно, имел в виду завязать постепенно связи в кругах инженеров (в дальнейшем), ибо военными он был обеспечен».
Роль масонства
Следствием устанавливается, что ряд членов «Русского Национального Союза» являлись масонами, входя в нелегально существовавшую в Москве масонскую ложу «Гармония» (ложа ликвидирована одновременно с РНС).
Первоначальные материалы следствия дают указания на связь ложи «Гармония» с зарубежными масонскими центрами, в частности, через некоего американца масона Люмиса, приезжавшего в СССР в 1929 г. и встречавшегося с членом ложи Поповым. По нашим данным (следствием полностью пока еще не подтвержденным), Попов совместно с профессором Петровым вели переговоры с Люмисом о связи ложи «Гармония» с американскими масонами и о получении от них средств на работу в СССР.
По словам арестованного масона Кейзер-Ясмана (руководителя московской ложи «Гармония»), целью масонских организаций в данное время является:
«Создание кадра крепких, стойких руководителей, друг другу помогающих, которые в нужный момент возьмут политическую власть страны в свои руки».
Данные, имеющиеся о Попове, указывают, что его пребывание в ложе «Гармония» преследовало своей целью маскировку и объединение контрреволюционных элементов, различных контрреволюционных групп в Москве.
В данном деле чрезвычайно ярко отражены те позиции, на которые вступили в последний период времени контрреволюционные элементы города (в частности, определенные категории буржуазной, научной и технической интеллигенции) на общем фоне обострения классовой борьбы.
Следствие по данному делу продолжается.
Начальник 3 отделения СО ОГПУ Славатинский
21 мая 1930 г.

Источник:  "Совершенно Секретно": Лубянка Сталину о положении в стране (1922-1934 гг.), т. 8, ч. 2, 1930 г., Москва, 2008. с. 1136-1175.
http://istmat.info/node/27045


Веб-дизайн и ПО © Кирилл Щерба, Kirsoft Inc.
Главный редактор сайта © Григорий Андреев, Kirsoft Inc.
Информационное наполнение и все права © Григорий Андреев, Kirsoft Inc., 2013-2018

Темы этой статьи

[Ваш браузер устарел]
Тема%
     Репрессии в энергетике Москвы33.33
     История СССР33.33
     Сотрудники энергетических компаний33.33