Top

Черновики историка
Веб-журнал Григория Андреева
http://l-flow.ru

ГЭС-1 в октябре-ноябре 1917 года

Первые события, которые я хорошо помню, - события Первой мировой войны 1914-1918 гг. Война вспоминается по документальным фотографиям, рисункам и карикатурам, печатавшимся в журнале "Нива". Вспоминается она и по личным впечатлениям. Отец возил меня на Воробьевы горы. Ехали туда на двухэтажной конке, запряженной парой лошадей, отправлявшейся от "Балчуга" по Пятницкой улице до деревни Воробьевка, расположенной на бровке Воробьевых гор. Маленькие деревянные домики с садами, огородами и цветниками были очень живописны. Сейчас от деревни сохранилась лишь приземистая белая церковь.

И вот однажды, на балконах и на скамейках я увидел мужчин в серых халатах, на костылях, с марлевыми повязками на головах, с перевязанными руками. Деревня служила лазаретом для раненых солдат.
На месте нового здания Московского Университета в то время были распаханные поля, сады, огороды. Возвышалось только одно двухэтажное каменное здание насосной станции, которая была открыта для посетителей. Позже, в 20-х годах, будучи уже студентом Московского Университета, я слушал лекции А.Е. Ферсмана. Приезжая в Москву, он жил в Узком. Я и некоторые студенты-однокурсники надевали лыжи и напрямик через поля и овраги от Воробьевых гор направлялись в гости к Александру Евгеньевичу. По дороге не было городских застроек. Усадьба Узкое располагалась среди полей, а сейчас она потонула среди обволакивающих ее городских многоэтажных построек и линий метро.
Значительная группа раненых была размещена и в "Приемном покое" на "1-й Московской Государственной электростанции 1886 г.". Электростанция занимала обширную площадь между Раушской набережной и Садовнической улицей, вблизи старого, уже снесенного Москворецкого моста. На территории электростанции жил отец с семьей. Я родился в доме, который строился во время первой революции 1905 г. и потому он не имел парадных выходов на улицу. В него можно было войти только с территории электростанции.
В дни революционных событий 1917 г. территория электрической станции (позже МОГЭС) представляла как бы изолированный "остров", недоступный для посторонних. На всем протяжении этого неспокойного времени электростанция усиленно охранялась вооруженными отрядами. Первоначально это были городовые и жандармы. Их очень быстро сменили казаки, для лошадей которых во дворе были выстроены специальные конюшни. Казаков сменили отряды Красной гвардии. Крепко запирались стальные ворота. Прежде чем впустить любого посетителя или сменных рабочих, дежурная охрана внимательно рассматривала приходящих в окошко, прорезанное в металлических воротах. Меня знали и мне удавалось, вопреки запрещению родителей, выходить на улицу.
Очень запомнились октябрьские-ноябрьские дни 1917 года. Ночью где-то под окнами был слышен треск ружейных выстрелов. Слышались пулеметные очереди. Перестрелка не стихала до утра. Но родители отгоняли от окон, опасаясь шальной пули. А с утра - грохот орудий. Красная гвардия обстреливала Кремль, где находились юнкера и офицеры.
Через несколько дней я действительно убедился в наличии "шальных пуль". Одна из них пробила стекло и валялась на подоконнике. А отец принес осколки большого снаряда, пробившего трубу котельной электростанции, но, к счастью, не принесшей большого урона.
Когда затихла стрельба, улицы стали наполняться народом. На тротуарах - битое стекло окон и витрин. Один снаряд попал во второй этаж ближайшего дома. Развороченная стена, выбитые окна, толпы любопытных, жертвы.
На улицах - опрокинутые круглые тумбы с наклеенными афишами. Большинство магазинов заколочено досками. На Красной площади - масса народу. Рассказывали, как рабочие и Красная гвардия осаждали Кремль и как полностью очистили его от юнкеров и офицеров.
У самой Кремлевской стены сотни рабочих рыли братские могилы для погибших солдат и красногвардейцев. А развороченные снарядами части Спасских и Никитских ворот, Кремлевской стены красноречиво говорили о жарких боях.
Народ потоком вливался в ворота Спасской башни. Многие хотели посмотреть, что было за Кремлевской стеной. Людская плотная масса захватила и меня. Со всех сторон меня сдавливали взрослые люди. Смотреть я мог только задрав голову кверху, не мог вытащить руки, прижатые к телу. Не хватало воздуха. Медленно, покачиваясь всей массой, поток двигался по длинному проезду.
Этот эпизод запечатлелся у меня на всю жизнь,

Н.И. Николаев. Воспоминания и размышления о времени и о себе.
Николай Иванович Николаев (родился 18 сентября 1906 года), доктор геолого-минералогических наук, профессор кафедры динамической геологии Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, заслуженный деятель науки РФ, организатор и заведующий Лабораторией неотектоники и сейсмотектоники той же кафедры геологического факультета (1964-1994 гг.). Лауреат Государственной премии СССР, Ломоносовской премии 1-ой степени (1983 г.), премии имени А.Д. Архангельского АН СССР (1945 г.), МОИП (1966 г.), Президиума АН СССР и ЦК ВЛКСМ (1958 г.) и других. Читал курсы общей геологии, геотектоники, неотектоники и сейсмотектоники, четвертичных отложений, военной геологии, региональной инженерной геологии, методов геологического картирования, а так же ряд дисциплин на курсах повышения квалификации.
http://web.ru/conf/CD_Smirnov/html_97/12_nikol/index.html

 


Веб-дизайн и ПО © Кирилл Щерба, Kirsoft Inc.
Главный редактор сайта © Григорий Андреев, Kirsoft Inc.
Информационное наполнение и все права © Григорий Андреев, Kirsoft Inc., 2013-2017

Темы этой статьи

[Ваш браузер устарел]
Тема%
     История Мосэнерго52.38
     История СССР47.62