Top

Черновики историка
Веб-журнал Григория Андреева
http://l-flow.ru

ГЭС-1 после революции и в начале 1920-х годов

Россия переживала трудное время. В квартире отца был повешен электрический "тревожный звонок", в виде небольшого колокола с пронзительным звоном, действительно тревожным. Его включали дежурные при аварийных случаях на электростанции. После такого сигнала, способного разбудить любого спящего, отец немедленно одевался и бегом направлялся на электростанцию. Звонок обладал и обратной связью. При каком-либо происшествии в квартире можно было вызвать охрану.

В стране в это время была полная разруха. Не выходили газеты. Интервенция, блокада. Ожесточенные бои с белой армией.
Все эти события отражались и на том как бы "острове", где я жил. Это сказалось прежде всего в смене топлива для котельных электростанции, которая не переставала давать электроэнергию городу. Когда иссякли запасы нефти в нефтехранилищах и из-за блокады прекратился ее подвоз, топки котельных последовательно переоборудовались на другие виды топлива: торф, угольную пыль, дрова. Весь обширный двор электростанции, с которым были связаны мои мальчишеские годы, был завален штабелями березовых дров. Но и в этих условиях ребята продолжали играть в войну, забирались на штабеля, устраивали из дров укрытия, "землянки", разводили среди дров костры, и как-то устроили настоящий пожар, чем вызвали переполох охраны.
Запомнился эпизод, когда однажды вечером отец был вызван в котельную. Конечно, на двор выскочили и я с братом. И через огромные окна котельного зала мы увидели большое количество вооруженных винтовками и пистолетами людей в кожаных куртках и фуражках, в сапогах. С подъезжавших со стороны Раушской набережной грузовиков, носили большие, и по-видимому, тяжелые запечатанные мешки и бросали их в топки. Оказалось, что правительство изъяло из банков царские деньги, потерявшие всякую цену, и они сжигались в топках котлов.
В первую годовщину Октябрьской революции я был на Красной площади, когда в память павших в боях и похороненных тут же под Кремлевской стеной В.И. Лениным был открыт памятник - мемориальная доска-надгробие работы скульптора С.Т. Коненкова. Этот памятник огромных размеров размещался на стене Кремлевской башни, располагавшейся сразу за позже построенным Мавзолеем. На памятнике была изображена огромная белокрылая фигура с зеленой веткой мира в руке и надписью: "Павшим в борьбе за мир и братство народов".
С раннего утра Красная площадь была запружена народом. Помню, с большим трудом я протискивался к зданию нынешнего ГУМа со стороны снесенного старого Москворецкого моста. Я забрался на окно и моим глазам открылось волнующееся море голов. Войска. Знамена. Звуки оркестра. Пение Интернационала. И вдалеке, поднятая на руках окружающих, фигура Владимира Ильича Ленина, срывающего красное полотнище - покрывало с мемориального памятника. Скорбные звуки музыки. Склоненные знамена. А затем перед памятником проходят полки красногвардейцев, колонны демонстрантов.
Ярко сохранилось в памяти празднование пятой годовщины революции (1922 г.*). По соседству с котельным залом электростанции почти на Раушской набережной было установлено необычное сложное сооружение, состоящее из звездообразно пересекавшихся труб с приваренными к ним многочисленными паровозными гудками, подобранными по хроматической гамме. По трубам из котельной к этому "музыкальному инструменту" под давлением подавался пар. Под каждым гудком стоял "музыкант", держа в руках проволоку от рычага гудка и листок с нотами. На крыше же машинного трехэтажного здания электростанции, выходящего на набережную р. Москвы, стоял дирижер. В соответствии с движениями дирижерских рук звучала симфония гудков. Исполнялся Интернационал. Оркестру аккомпанировали выстрелы пушек, поставленных на противоположенной стороне Москва-реки, под не снесенной еще стеной Китай-города, и отмечавших такты своими залпами.
По соседству со зданием электростанции располагался барский дом купца Морозова, с обширным двором, выходящим на набережную реки Москвы, и большим садом, граничившим с территорией электростанции. С первого года революции этот особняк был превращен в рабочий клуб, получивший название "Красный Луч". В течение нескольких лет я был неизменным посетителем этого клуба. Играл в оркестре на домбре, активно работал в кружке изобразительного искусства, которым руководил известный график Даран, регулярно слушал лекции, доклады по разным вопросам естествознания, медицины, философии, техники, а также диспуты на религиозные темы. Увлекался фотографией. Большинство сообщений и докладов читали крупные ученые и видные политические деятели. Клуб для меня был "Университетом". Именно тогда, под впечатлением ярких докладов, у меня возникло огромное желание стать лектором.
Однажды в клуб приехал Г.М. Кржижановский, в то время председатель Госплана. Его сообщение было посвящено плану электрификации России (план ГОЭЛРО). Вместе с Г.М. Кржижановским приехали его жена, Зинаида Павловна Невзорова, и Надежда Константиновна Крупская, которых связывала большая дружба. Обе они после ареста В.И. Ленина и Г.М. Кржижановского в 1895 г. также были арестованы и сосланы в Сибирь, в Минусинский округ. Именно там они оба и поженились. После доклада я попросил разрешения сфотографировать их. Фотография получалась отличной.

Н.И. Николаев. Воспоминания и размышления о времени и о себе.

* Автор воспоминаний ошибается. "Симфония гудков" была исполнена в Москве в ноябре 1923 года.


Веб-дизайн и ПО © Кирилл Щерба, Kirsoft Inc.
Главный редактор сайта © Григорий Андреев, Kirsoft Inc.
Информационное наполнение и все права © Григорий Андреев, Kirsoft Inc., 2013-2017

Темы этой статьи

[Ваш браузер устарел]
Тема%
     История Мосэнерго50
     История СССР41.67
     Топливо8.33