Top

Черновики историка
Веб-журнал Григория Андреева
http://l-flow.ru

Дворянин Карл Федорович Сименс и принцы Ольденбургские. Ч. 2. Ратьковы-Рожновы

Вы наверное уже не раз задали себе вопрос – какая же связь между Карлом Сименсом и принцем Петром Ольденбургским?
 
Как я писал выше, в 1922 году Петр Ольденбургский женился вторым браком на Ольге Владимировне Серебряковой.
 
Первый муж Ольги Владимировны – ротмистр, затем полковник лейб-гвардии кавалергардского полка Михаил Аполлонович Серебряков (1858 - 1920). Он имел придворный чин шталмейстера и состоял при великом князе Владимире Александровиче.
 
 

Ольга вышла замуж в 21 год – в 1889 году. Красавица, светская львица, устроительница вечеров и праздников, Ольга в девичестве имела фамилию Ратькова-Рожнова.

Её отец - Владимир Александрович Ратьков-Рожнов, известный промышленник, сенатор, действительный тайный советник.
 
Дворянский род Ратьковых и Ратьковых-Рожновых внесен в VI часть родословных книг Костромской, Новгородской и Орловской губерний. Другой род Ратьковых, восходящий к началу XVII века, внесен в VI часть родословной книги Олонецкой губернии.
 
Его отец, отставной моряк капитан-лейтенант Александр Сергеевич Ратьков (1785 – после 1860), помещик Кинешемского уезда Костромской губернии, женился в 1825 году на дочери премьер-майора Пелагее Алексеевне Рожновой (1802 – после 1860).
Она была последней в своём роду. Продолжателей её рода по мужским линиям в середине XIX века в живых не было. По прошению, поданному на Высочайшее имя, её мужу, ей и их детям в 1860 году было разрешено принять фамилию Ратьковы-Рожновы. Супруги имели шесть сыновей и дочь.
Владимир Александрович Ратьков-Рожнов родился 16 июня 1834 года в Костроме.
По окончании юридического факультета Санкт-Петербургского университета в 1857 году, служил в Сенате и Петербургском окружном суде, с 1876 - гласный Городской думы, с 1880 - гласный губернского земского собрания.
Предприниматель, промышленник, домовладелец и благотворитель - он был известен всей России. Вершиной его служебной карьеры и общественной деятельности стала должность городского головы Санкт-Петербурга, которую он занимал с августа 1893 года по февраль 1898 года.
При увольнении в отставку по собственному желанию был пожалован чином действительного тайного советника. В 1904 году был назначен сенатором.
Владелец В.А. Ратьков-Рожнов. Завод про производству кирпичей «Громов и Ко». Построен в 1896 году. Располагался у деревни Пороги, в 29 верстах от устья Невы. Автор: http://ksfra.me/2X
С 1874 владелец фирмы «Громов и Ко» (переработка и торговля лесом и лесоматериалами) и крупнейшей в России Громовской лесной биржи, совладелец Ленского и Миасского золото-промышленных товариществ, Верхне-Амурской золото-промышленной компании, Санкт-Петербургского Частного коммерческого банка. Владелец около двадцати доходных домов в Петербурге (Дворцовая набережная, 8, Думская улица, 7, Невский проспект, 152, Гороховая улица, 79 и др.).
Член множества советов и правлений: Городского сиротского дома, Городского училищного совета, Российского общества Красного креста, председатель Городской больничной комиссии, Комиссии по определению сирот и городских стипендиатов в различные учебные заведения и др.
Здесь нам нужно вернуться немного назад – к первому десятилетию существования «Общества электрического освещения».
При организации «Общества электрического освещения» основной капитал был определен в один миллион рублей, разделенных на две тысячи акций. К 1894 году было выпущено 6 тысяч акций на сумму 3 миллиона рублей.
Крупнейшими акционерами стали: К.Ф. Сименс (1 млн. 135 тыс.), К.Л. Вахтер (277 тыс. 500 р.), Ч.Д. Торнтон (200 тыс.), Вогау и К (125 тыс.), Т. Громме (100 тыс.), А.Ф. Кларк, Н.И. Филиппов (50 тыс.), А.А. Бруммер (35 тыс.), В.К. Сименс, Торговый дом К. Стукен, И.А. Банг (по 30 тыс.). И среди них – Владимир Александрович Ратьков-Рожнов, который стал владельцем акций «Общества электрического освещения» на сумму 50 тысяч рублей.
Укрепление «Общества электрического освещения» в Санкт-Петербурге и строительство электрических станций не могло осуществляться без постоянных контактов с городским управлением. От этого зависела юридическая и практическая возможность развития Общества.
В 1894 году В.А. Ратьков-Рожнов, уже будучи петербургским городским головой, выкупил акции «Общества электрического освещения» на огромную сумму, а 28 апреля 1897 года Общество получает концессию на освещение Петербурга сроком на 40 лет.
В это же время, в 1897 – 1898 годах, «Общество электрического освещения» строит в Петербурге Центральную электрическую станцию (Обводный канал, дом 76). 16 ноября 1898 года в торжественной обстановке был осуществлен пуск станции в эксплуатацию.
Напомню, что В.А. Ратьков-Рожнов находился в должности городского головы до февраля 1898 года.
Нам ещё не раз придется касаться взаимоотношений, которые складывались у «Общества электрического освещения» с городскими управлениями Петербурга и Москвы.
Россия в конце 19-начале 20 веков переживала огромный промышленный рост. Невозможно при этом не обратить внимание на то, что все крупные станции «Общества электрического освещения» были построены в 19 веке. «Общество электрического освещения» переживало подъем в 80-90-е годы 19 века, а в 20-м наступил явный период застоя. Во всяком случае, энергия роста и его масштабы были совершенно не те, что в прошлом веке.
Ответить в двух словах, почему так получилось – невозможно. Причин было немало. Одна из них – в изменении политики «Общества электрического освещения» после ухода с поста его главы К.Ф. Сименса.  Хотел бы отметить, что Общество после ухода от дел и смерти К.Ф. Сименса, не только не получило достойного ему преемника, но и вообще не смогло выработать сколько-нибудь внятной экономической политики. Масштаб «Общества электрического освещения» стал совершенно другим. И ярчайшим примером является то, что К.Ф. Сименс всегда стремился к союзу с русскими промышленниками и купечеством. И был не только блестящим предпринимателем и организатором, но и замечательным дипломатом.
 
И то, что петербургский городской голова являлся одним из крупнейших акционеров «Общества электрического освещения» – прямое тому свидетельство. И вся история «Общества электрического освещения» в Москве и Петербурге после ухода К. Сименса от дел – эта история неразрешимых конфликтов, которые раздирали Правление Общества и городские власти двух столиц, до самого конца – прихода к власти большевиков в 1917 году.
А теперь вновь вернемся к Ратькову-Рожнову и его семье.
Владимир Александрович был женат на родной сестре жены своего старшего брата Николая - Вере Яковлевне Шихмановой /родилась в 1841 году, умерла в 1919, похоронена в Москве, в Донском монастыре), происходившей из семьи рязанских дворян.
У них родилось четверо детей – трое мальчиков и девочка. Ольга родилась первой в 1868 году, а последний – Яков – в 1882 году.
Ещё при жизни отца Ольга стала необыкновенно богата. Ей принадлежали несколько доходных домов в Санкт-Петербурге, дачи в Царском Селе и на озере Иматра в Финляндии, собственный дом в Париже.
Среди принадлежавших ей домов – доходный дом Ратькова-Рожнова (набережная канала Грибоедова, дом 71), занимавший целый квартал.
В 1900 году она купила дом 24 по Сергиевской улице (ныне – улица Чайковского). И в том же году архитектор Б.И. Гиршович перестроил его в роскошный доходный дом в стиле растреллиевского барокко. Второй и третий этажи были связаны коринфскими полуколоннами и пилястрами. Балконные решетки выполнены по изящным рокайльным рисункам. В большие фасадные квартиры вела широкая мраморная лестница.
По семейной традиции Ольга, любимица отца, участвовала в благотворительной деятельности. В одном из своих доходных домов она организовала на собственные средства женскую рукодельную школу и руководила ею.
Владимир Александрович Ратьков-Рожнов умер 2 апреля 1912 года в Петербурге. Похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.
После его смерти наследникам досталось движимого и недвижимого имущества на 9 миллионов рублей. В том числе имущество в Ревдинском горном округе в Екатеринбургском и Красноуфимском уездах Пермской губернии, «Миасское дело», Южно-Уральские и Иверские золотые прииски в Верхнеуральском и Троицком уездах Оренбургской губернии.
 
После 1917 года Ольга Владимировна оказалась за границей. В 1920 году умер Михаил Аполлонович Серебряков. А в 1922 году она вышла замуж за принца Петра Ольденбургского.
 
Все называли этот брак странным и неожиданным.
Может быть неожиданным он совсем не был.
 
Ольга Владимировна и принц Петр Ольденбургский могли быть знакомы по Петербургу.
Петр Александрович с 1896 года проживал в бывшем особняке Барятинских, ставшем с этого времени дворцом принца Ольденбургского . Здесь же жила великая княгиня Ольга Александровна с 1901 года. Дворец находился на Сергиевской улице (ныне – улица Чайковского, дома 46-48).
 
Вспомним, что на той же улице В.А. Ратьков-Рожнов покупает для своей дочери в 1900 году особняк, который та перестраивает в расстрелиевском стиле.
 
Ольга Владимировна, судя по всему, всегда стремилась быть поближе к Двору и немало в этом преуспевала. Так, она была единственной нетитулованной дамой в Совете Императорского женского патриотического общества, находившегося под патронажем императрицы.
 
Для принца немаловажно было то, что она также звалась Ольгой, как и великая княгиня. Между первой и второй женой принца Петра есть даже определенное внешнее сходство.
 
 
 
А странным этот брак, наверное, был, но ровно настолько, насколько странна была вся та эпоха.
 
Великая княжна не хотела быть женой принца, а мечтала выйти замуж за простого кирасира.  А столбовая дворянка не хотела быть замужем за простым кавалергардом, сыном начальника Николаевской железной дороги, а хотела выйти замуж за принца.
 
Но они совсем не подходили друг другу – добрый и бедный принц, и богачка, мечтавшая о королевских дворах.
 
Не знаю, в точности ли всё было так, как я здесь описал?
Но так вполне могло быть.
 
Послесловие.
 
Грустная и страшная эпоха – начало 20 века! В ней есть роковое и общее, что сказалось на характерах и личностях всех людей, живших в то время. Обычно мы можем сказать по детству и юности каждого человека – кем он будет и на что годен. Но есть эпохи, когда мир словно сходит с ума, и тогда предсказать это невозможно. Генерал превращается в бедного литератора, школьная учительница работает в расстрельной команде, офицер водит такси, а матрос командует электростанциями. И тот, кто должен иметь силу – её теряет, а тот, кто не должен – её приобретает. А сила слепа, и люди должны  внимательно следить за тем – в чьих она руках.
 
Когда приходят такие времена, каждый может потерять себя и начать искать место, где царствуют покой и тишина. А на земле не так много таких мест.
 
И одно из них – Лазурный берег Франции. Уже век с лишним оно притягивает к себе самых разных людей.
 
Здесь, в Ментоне, 21 марта 1906 года умер Карл Сименс, ушедший в отставку за два года до этого, в 1904 году.
 
По другую сторону от Ниццы, в Антибе, тоже в марте – 11 числа 1924 года умер принц Петр Александрович Ольденбургский.
 
Его надолго пережила жена – Ольга Владимировна Серебрякова, нашедшая свою смерть в другом месте, но не так далеко от Лазурного берега, нужно только переплыть море - в Марокко. Но в том же месяце марте – 7 числа 1953 года.
В крипте храма похоронен принц Петр Александрович Ольденбургский


В статье использованы некоторые материалы с сайтов: 
http://ksfra.me/26
 

Веб-дизайн и ПО © Кирилл Щерба, Kirsoft Inc.
Главный редактор сайта © Григорий Андреев, Kirsoft Inc.
Информационное наполнение и все права © Григорий Андреев, Kirsoft Inc., 2013-2017

Темы этой статьи

[Ваш браузер устарел]
Тема%
     История России до 1917 г.78.57
     История Мосэнерго14.29
     Сотрудники энергетических компаний7.14