Top

Черновики историка
Веб-журнал Григория Андреева
http://l-flow.ru

Красный командир Михаил Иванович Шастов и его отец - протоиерей Иван Шастов

Михаил Иванович Шастов был командиром Красной армии, в 1938 году служил в Особой Краснознамённой Дальневосточной армии (ОКДВА).

Из доноса на М.И. Шастова, который поступил из города Орска Оренбургской области в отдел кадров ОКДВА: "... довожу до Вашего сведения что Шастов Михаил Иванович находится в Красной Армии на Дальнем Востоке ... его отец - священник Шастов Иван проживал в с. Сара Ново-Покровского района Оренбургской области. Два раза осужден на срок от 3 до 5 лет за к/р агитацию среди крестьян... По отбытии стал опять вести агитацию... Его судили и выслали в Сибирь в 3-й раз. А семья на иждивении его сына - Михаила Ивановича... Жульнически проник в ряды Красной Армии... Таким не место в ее рядах".

Дальнейшая судьба М.И. Шастова мне неизвестна.

А вот биография его отца, протоиерея Ивана Яковлевича Шастова (http://ksfra.me/3k):

Родился в 1879 году в селе Ольшанка (Елшанки) Сызранского уезда Симбирской губернии в крестьянской семье. В 1900-1903 годах был учителем. С 1903 года трудился псаломщиком. В 1906 году рукоположен в священника. Служил в селе Наим (Поим?) Новопокровского района Средне-Волжского края. Затем - в Петропавловской церкви села Сара Новопокровского района Средне-Волжский края.

Арестован в 1925 году. Осужден Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ СССР по обвинению в "антисоветской агитации", приговор - 3 года концлагерей. Находился в заключении в Оренбургском ИТД, затем, в том же 1925 году, отправлен в Соловецкий лагерь особого назначения (Попов остров).

15(16?) февраля 1928 года о. Иоанн Шастов отправил митрополиту Сергию письмо: "По прочтении означенной декларации и суждению о ней было вынесено определенное заключение: декларацию считать необходимым актом, свидетельствующим лояльное отношение к государственной власти и не нарушающим ни догматического, ни канонического учения. А потому приемлемой "для нас"". По данным исследовательской работы В.О. Косик [История сбора и распространения церковных документов (1920-1930-е гг.) / Вестник ПСТГУ: История. История Русской Православной Церкви. 2010. Вып. II: 3 (36). С. 60-61]: Возникает предположение, что письмо "подсказано" протоиерею и, может быть, даже написано за него. Оно составлено, по-видимому, в противовес посланию соловецкого епископата 1927 г., в котором говорилось о невозможности принять и одобрить послания в целом по нескольким принципиальным пунктам. В машинописном сборнике "Дело митрополита Сергия" письмо протоиерея названо подложным. Не только оппонентов, но и сторонников Заместителя серьезно волновала возможность отказа митрополита Сергия от возношения имени Местоблюстителя Петра. Свидетельствуя митрополиту Сергию о каноническом и молитвенном общении с ним Соловецких узников, о. Иоанн Шастов писал митрополиту Сергию в этом письме: "Большое недоумение, а пожалуй, и смущение, внесено было в массу духовенства <тем>, что будто бы Вы, Владыко, намереваетесь сделать распоряжение по всем церквам не только г. Москвы, но и по епархиям о прекращении поминовения за богослужением имени Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра. Но, благодарение Богу, это ничем не подтвердилось".

В 1928 году о. Иоанн Шастов был освобожден и вернулся в Оренбургскую область.

Служил в Петропавловской церкви села Сара. Семья о. Иоанна состояла из жены, сына (проживал и работал в Оренбурге) и дочерей - Ксении (инвалид) и Татьяны (1906 г. р.).

В сентябре 1928 года в газете "Село и Станица" (№ 76) появилась клеветническая, издевательская заметка об о. Иоанне: "Поп в Саре замечательный. Пробыл он на Сахалине пять лет и вернулся совсем советским человеком. Культурную работу ведет лучше ячейки. В церкви сказал "проповедь" о займе индустриализации и сам первый подписался. Кулаки попа Шастова здорово уважают. Отрезали ему земли кусочек. Есть у попа хороший домик, но батя заявляет: "Сей дом принадлежит дочери моей Ксении". Ксения - инвалид и очень скоро получила новую искусственную ногу, которые с таким трудом достаются нашим инвалидам. А сделано это было совершенно бесплатно, через сына попа Шастова, который подвизается на службе в Оренбурге". 

20 сентября 1928 года Прокуратура Оренбургской губерни сделала запрос Ново-Покровскому РИКу в отношении о. Иоанна Шастова. В начале 1929 года в Нижне-Покровское ОГПУ поступил ряд доносов на о. Иоанна Шастова и крестьян ("кулаков") села Поим Клинова Анисима Ефимовича и Наянова Гавриила Емельяновича. В частности, их обвиняли в том, что в прошлом - в 1920-1921 годах во время Саринского крестьянского восстания, жестоко подавленного большевиками, они якобы предали белогвардейскому суду "активистов-бедняков", двоих из которых (Кастерина Никиту и Ведерникова Ивана) - белогвардейцы расстреляли, а остальных приговорили к каторжным работам.

Чекисты стали собирать материалы для возбуждения уголовного дела против о. Иоанна, Клинова А.Е. и Наянова Г.Е.

Из доноса: "... Когда Шастов возвратился из ссылки обратно, он изменился и не вел открытой агитации, но в церкви... говорил верующим: "Вот, на меня коммунисты наложили непосильный налог, посредством которого они хотели прикрыть церковь. Потому вы, верующие, должны мне помочь в уплате данного налога и этим самым спасти церковь от закрытия". Кроме того, он, Шастов, призывает верующих, чтобы они не пускали своих детей в клуб и заставляли их ходить в церковь, так как "в клубах один лишь разврат и ложь, а в церкви справедливость и истина...".

О. Иоанн был допрошен 3 февраля 1929 года, дело было принято к производству, и 4 февраля 1929 года он был арестован. По тому же делу 12 февраля 1929 года были арестованы жители села Поим А.Е. Клинов и Г.Е. Наянов.

О. Иоанн осужден Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ СССР 17 мая 1929 года по обвинению в "распространении антисоветской агитации, с использованием религиозных предрассудков верующих, прошлая активная борьба с революционным движением" по статье 58-10, 58-11 УК РСФСР. Приговорен к 3 годам концлагерей.

9 июня 1929 года ПП ОГПУ СВО отправило в Оренбургский Окротдел ОГПУ предписание: "...ШАСТОВА надлежит переправить в Соловки...". Во время следствия о. Иоанн Шастов, А.Е. Клинов и Г.Е. Ноянов содержались в Оренбургском ИТД по II категории. О. Иоанн Шастов был отправлен в Соловецкий лагерь, где отбывал наказание. 

Позже был переведен в Белбалтлаг (Карелия, ст. Медвежья Гора). Находился в заключении до 1932 года. 13 апреля 1932 года ОСО при Коллегии ОГПУ постановило: по отбытии срока наказания Шастова И.Я. выслать через ПП ОГПУ в Северный край сроком на три года. В 1932-1935 годах протоиерей Иоанн Шастов находился в ссылке в Архангельске.

В Архангельске протоиерей Иоанн Шастов не имел возможности служить в церкви. Во время войны трудился санитаром в местной лечебнице для умалишенных

20 октября 1942 года арестован в Архангельске. Осужден Особым Совещанием при НКВД СССР 13 февраля 1943 года по обвинению в "контрреволюционной агитации". Приговорен к 10 лет ИТЛ. Отбывал заключение в Каргопольлаге (Архангельская область).

После освобождения служил в городе Кировске Мурманской области. С 1958 года - благочинный г. Кировска.


Веб-дизайн и ПО © Кирилл Щерба, Kirsoft Inc.
Главный редактор сайта © Григорий Андреев, Kirsoft Inc.
Информационное наполнение и все права © Григорий Андреев, Kirsoft Inc., 2013-2017

Темы этой статьи

[Ваш браузер устарел]
Тема%
     Командиры Красной армии33.33
     Русская Православная Церковь33.33
     Репрессии в Красной армии33.33